Не остался в долгу

Заслуженный художник РСФСР И

На страницах нашей газеты в №№14, 15 и 16 под заголовками «Провалы памяти», «Расстреляны или казнены?», «Погребены дважды» вышел цикл статей о событиях гражданской войны, происходивших в 1918 году на землях, где раскинулся  теперешний Новокуйбышевск. Корреспонденции вызвали интерес у читателей и полемику среди участников нашей группы ВКонтакте. Сегодня мы завершаем публикацию материалов, которые еще не видели своего читателя. На наш взгляд, даже версии, даже небольшие эпизоды достойны внимания наших современников.

Фрих-Хар боролся делом и словом

Один из участников сражения под Липягами Исидор Фрих-Хар выжил в сражении, и долгие годы затем  его связывала дружба с новокуйбышевцами, и прежде всего – с краеведами. В музее истории города есть воспоминания о красноармейце Фрих-Харе, которые оставил бывший член штаба рабочих дружин при защите города Самары Иван Иванович Слепченко:- Товарища Исидора Григорьевича Фрих-Хара я знаю с октябрьских дней 1917 года как активного участника самарской Красной гвардии. В ноябре 1917 г. товарищ Фрих-Хар был одним из руководителей при разоружении оренбургских казаков в Самаре, возвращавшихся с германского фронта и учинивших погромы и убийства красногвардейцев на станции «Иващенково».В марте-апреле 1918 г. тов. Фрих-Хар участвовал в подавлении восстания анархо-максималистов в Самаре. Он одним из первых с отрядом Красной гвардии ворвался в здание опорного пункта восставших и парализовал их огневые точки. В мае 1918 г. товарищ Фрих-Хар участвовал в боях против бело-чешских войск, наступавших на Самару. При разгроме группы красногвардейцев белыми под Липягами тов. Фрих-Хар вместе с остатками отряда Красной гвардии был захвачен в плен и заключен в самарскую губернскую тюрьму, в которой и я сидел тогда.В запасниках музея истории Новокуйбышевска есть и такие материалы, которые на первый взгляд кажутся комичными. Но, если вдуматься, замечательно передают дух времени и помогают яснее представить накал и способы политического противостояния, в которое в годы гражданской войны были втянуты все слои общества, в том числе и деятели культуры, и средства массовой информации. Мы видим, как газеты вступали в полемику и отстаивали разные позиции – в зависимости от того, чьи интересы отражали. Вот как представила образ Фрих-Хара самарская газета «Волжский день» в №4 от 1918 г.:«Небезызвестный в Самаре скульптор Фрих-Хар, поступивший в свое время в Красную Армию, был взят под Липягами в плен и находится сейчас в тюрьме. Лица, близко знающие Фри-Хара, рассказывают трагическую историю его поступления в красноармейцы. Фрих-Хар, возвратясь откуда-то, сильно промочил брюки, почему и положил их для просушки в печь. Утром оказалось, что брюки сгорели, и Фрих-Хар оказался в затруднительном положении. Ему не в чем было выйти на улицу, не на что было купить новые брюки. По зрелом обсуждении создавшегося положения Фрих-Хар решил поступить в Красную армию, где выдавали полное обмундирование. Поступая в армию, Фрих-Хар, конечно, не рассчитывал, что новая служба готовит ему не только готовое обмундирование, но и готовую квартиру».Такой иронический прием в журналистике во все времена применялся для принижения политических противников. Однако Фрих-Хар тоже не остался в долгу. Даже во время своего пребывания в тюрьме он имел возможность знакомиться с печатным словом и отвечать на подобные выпады. Вот какой «отлуп» он дал корреспонденту «Волжского дня», но уже через другое издание – «Волжское слово»:«Весьма польщенный такой внимательностью редакции, считаю нужным внести в указанную заметку некоторые фактические поправки. Во-первых, в регулярной Красной армии я не имел чести состоять, а находился в ее рядах в качестве добровольца. А во-вторых, довожу до сведения достопочтенной редакции, что службу свою я выполнял в своих собственных брюках, которые назначенной редакцией экспертизой могут лицезреть в настоящее время, лишь только потрудятся сделать прогулку в тюрьму. И, наконец, считаю, что тяжелый труд инсинуации политических врагов требует достойного вознаграждения. Торжественно обещаю по выходе из тюрьмы поднести эти злополучные брюки взамен лаврового венка хроникеру-борзописцу «Волжского дня». Надеюсь, что его это устроит и успокоит. Остаюсь с почтением заключенный 4-й камеры Фрих-Хар».

Наша справка: Намного позднее, в годы дружбы с новокуйбышевцами, Фрих-Хар мечтал создать «памятник для Липягов». В одном из его писем есть такие строки: «Мы, конечно, воевали с оружием, но мы духовно воевали за мир и счастье народа, поэтому я мыслю себе композицию сугубо мирную, например, гранитную полированную скалу и летящего голубя». Но в силу каких-то причин его идея так и не была реализована.

Вы можете пролистать до конца и оставить комментарий. Уведомления сейчас отключены.

Написать комментарий


− восемь = 1

hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online parajumpers pas cher parajumpers pas cher tn pas cher nike tn pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher hogan outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose saldi golden goose saldi louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher