О былом и близком

26-17

Удивительная история семьи Поруновых из Русских Липягов

«Былое» – потому что события относятся к стародавним временам,  конца позапрошлого и начала прошлого веков. «Близкое» – потому что все это происходило на земле, где сегодня расположен Новокуйбышевск, а потомки героев и автора живут здесь по сей день.Автор бесценных воспоминаний – Иван Сергеевич Порунов (годы жизни 1888-1977). Сегодня мы предлагаем его рассказ с момента, когда 16-летний Иван пошел работать на железную дорогу. Было это в зиму 1904 года.(Начало – в №№№16, 19, 22).

Большие деньги

Работа на железной дороге была поденная. Дневной рабочий день длился 12 часов, оплата – 50 коп. А ночью за  60 коп. работали 5 часов, и в зимнее время ночные дежурства бывали частенько. Так в среднем выходило 18-20 рублей в месяц. По тогдашнему времени эти деньги были большие. На железной дороге я работал зимние, вешние и осенние месяцы, а во время хлебной и сенокосной работ переходил на крестьянский труд. Была работа и в своем хозяйстве, а в свободное время от своего хозяйства  ходил по найму, так как особенно на косьбе сена можно было заработать до 2-х рублей в день на хозяйских харчах.Во время полевых работ у нас в селе много скапливалось рабочих жнецов и косцов, так как машин никаких не было, все работы выполнялись вручную. А работали пять дней в неделю – полный день, а в субботу – до обеда. И всех рабочих везли хозяева домой мыться в бане. И рабочие были свободны вечер субботы и воскресенье до утра. И к тому же хозяева производили расчет за неделю. Среди рабочих были и выпивохи, и игроки в деньги – в орла. А поскольку через двор от нас был трактир, а напротив на другом порядке – другой трактир, торговали чаем, бакалейным товаром и пивом. Водкой торговать не разрешалось, патента не давали. Так я приладился торговать водкой.  «Казенка» (лавка, где торгуют водкой официально – по патенту – ред.) была в другом селе, за четыре версты от нашего. Я за неделю улавчивался запасти к субботе полведра водки: 2 четверти по пять бутылок. Одна четверть в «казенке» стоила 1 руб. 90 коп. (без посуды), а бутылка стоила 38 коп., полбутылка – 19 коп. Я продавал на разлив: бутылку водки без посуды – 50 коп., полбутылки - 25 коп. И я получал барыш по 12 коп. от бутылки. И так у меня выходило от 10-ти бутылок 1 руб. 20 коп. Да плюс к тому же посуда, бутылки и полбутылки, почему-то некоторые были маломерные.  Поэтому  в разливе набегало от четверти – полбутылки,  а от двух четвертей – уже бутылка. Итак, 50+1,20 коп.  = 1 руб. 70 коп. я имел за вечер субботы и воскресенья. У меня водка расходилась быстро, потому что я водой не разбавлял, как делали другие. Конечно, торговля водкой воспрещалась, торговали украдкой от начальства.А начальство такое: жил урядник в волостном селе в 7 верстах от нас, ездил по селам. Наплыв рабочих продолжался не менее полутора месяцев. За время этого периода я мог заработать от торговли водкой в среднем 12-13 рублей. И так я работал на железной дороге до осени 1907 года. В сентябре мы двое с товарищем Череминым Лаврентием сагитировали устроить забастовку за установление 8-часового дня, за что нас с работы выгнали как зачинщиков. Ареста как-то избежали, и я опять пристроился к зятю на плотничные работы. Тут я уже работать стал не строгалем на вырубке стен, а на отделочных работах.

Стал наряжаться

Вернусь к учебным годам. Поскольку у нас своего попа не было, то к нам приезжал поп из соседнего села через два воскресенья в третье. Так из нас, учеников, сорганизован был хор, в каковом я показался. Голос у меня был хороший, складный, читал я на клиросе громко, без запинки, и пел. Слух у меня был хороший. На Пасху ходили по домам с иконами, служили в каждом дому пасхальный молебен. И так ходил каждую Пасху с 1900-го по 1909 год включительно, почему я знал всех жителей села. Поп к нам в нашу церковь приехал в 1903 году в декабре месяце. И был приглашен регент, который организовал уже настоящий хор, куда вошли мужчины:  баса и тенора. Мои сверстники, ребята и девушки, изучали и пели уже нотные церковные песнопения, а для уличного веселия – песни по нотам. Тут мне было уже 15 лет. Понимал, что нарядно и что ненарядно, и что красиво и некрасиво, что хорошо и что плохо. Зятя я с первого же года стал учить грамоте и арифметике, и как-то получилось удачно. За 2-3 года он стал хорошо читать и писать, усвоил арифметику, благодаря чему начал работать самостоятельно, без подрядчиков, а сам стал мелким подрядчиком. Я стал уже одеваться в нарядные рубахи – купили хорошие кожаные сапоги, тонкого товара легкий пиджак, три вышитых рубахи. Одну – белого полотна, вышивка крестом, узор широкий, подол кругом и рукава в два с половиной вершка. Воротник и грудь  -вышивка шириной 4 вершка, длиной до пояса. Вторая рубаха - шерстяная, малинового цвета, также вышитая кругом. Третья – стинетовая бордово-вишневого цвета,  вышивка широкой гладью - грудь, воротник и рукава. Пояс плетеный шелковый широкий с большими кистями. Так что ходил я наряднее зажиточных ребят, так как мои сестры обе были отменные вышивальщицы. Их заказами на вышивку заваливали, не успевали выполнять заказы, чем я завоевал хорошее внимание пожилых мужчин, и женщин, и девушек, но холостые ребята смотрели на меня с презрением, так как я отличался от них многим.

По имени-отчеству

Во-первых, я пожилых как мужчин и также женщин называл по имени и отчеству. У меня не было  заведено так, как у других, – «дядя Арефий», «дядя Кузьма», «дядя Родион». Я называл полным именем: Арефий Димитриевич, Кузьма Никифорович и Родион Архипович, или вместо «тетка Агафья», «тетка Дарья» у меня выходило Агафья Егоровна, Дарья Кузьминична. Как бывало в хороводе: Матренка, Катька, Верка. У меня было не так, как у других, унизительное, а ласкательное – Матреша, Катюша, Вера или Верочка. И девки меня уважали, потому что называл я всегда их ласкательно. Это одно. Второе – не выражался при них нецензурными словами и не курил, как поступали другие. Такое мое поведение ребятам не нравилось, и частенько мне говорили, особенно сыновья богатых родителей:- Что ты (то есть я) строишь из себя какого-то интеллигента?Впрочем, в молодежных хороводах бывал я большую часть по вечерам, днем мало бывал. У меня был поставлен такой распорядок воскресных и праздничных дней: во-первых, я не пропускал ни одной церковной службы. В субботу – к вечерне, в  воскресенье - к утренней и обеденной службе пел в церковном хоре, выполнял обязанность псаломщика, так как псаломщика и дьякона у нас не было, не полагалось. А псаломщика поп не хотел, потому что поп был жадный, не хотел делить доходы с псаломщиком. А мы – нас было двое – не спрашивали платы с попа. И каждую обедню ходили в алтарь читать поминанья.Наряжали нас в церковную одежду, называемую стихиры, – с рукавами,  парчовую. Во-первых,  я был религиозного убеждения, и к тому же в хору была девушка, дочь церковного попечителя. Богатая семья, но так как меня, то есть мое поведение, ставили в пример другим, и к тому же я на лицо был красивый, носил красивые одеяния, и Феклуша, не считаясь, что она дочь богатой семьи, полюбила меня. И я полюбил её. Приходя от обедни, я в первую очередь скидаю с себя всё верхнее нарядное, убираю до следующего праздника. Одеваю, что постарее, но тоже праздничное. После обеда я на улицу не иду, как это делали другие. Я беру книжку и ложусь на кровать отдыхать. Читаю, пока не засну. От обеда обыкновенно приходили в первой половине 11-го часа. Пока обедали, пока ещё что, глядишь –  уже 12 часов. После отдыха, в особенности в вешнее и летнее время, примерно в 4-5 часов к вечеру беру какую-либо занятную книгу (а я много читал разных книг – научные романы и разные развлечения) и выхожу на волю. Молодые собираются в хоровод не в улице, а за селом. А в улице собираются мужчины и в отдельности женщины, так человек по пятнадцати. У каждого богатого двора были длинные глухие лавки, а если не хватало лавки, выносили скамьи. Я шел к хороводу пожилых и стариков. Мужчинам я читал научные разные романы про старые войны Божественные, а иногда по заказу слушателей, а женщинам была у меня большая книга, отчего бывают семейные раздоры. Её частенько хотели слушать как женщины, а также и мужчины. Читал женщинам также и романы и о святых угодниках и мучениках за веру Христову. И когда идешь с книгой в руках, направляясь к мужчинам, то женщины спрашивают: «Для нас, наверно, не припас ничего?» А когда идешь к женщинам, тогда мужчины спрашивают, бывало. И так что начнешь читать у мужчин, женщины со своими скамейками переходили в мужской хоровод. Нужно сказать, я не читал, а просто рассказывал по книжке. Мужчины интересовались особенно географией России. Вообще уважали меня и за то, что я в присутствии пожилых не курил и не выражался нецензурными словами. И не только при пожилых, но и среди молодежи, как позволяли другие ребята, особенно богатых родителей сынки. За то уважали меня девушки бедные, а также и богатых родителей, и во время парных игр всегда брали меня в первую очередь, надеясь на то, что я не позволю ничего плохого. За это, конечно, на меня сердились богатые сынки, но я не обращал внимания, так как я постоять за себя мог. По народной пословице:  не допускал, чтобы мне положили палец на губу. Я в хороводах бывал больше по вечерам и носил при себе холодное оружие, в особенности в 1905-1907 годах, да и после, поскольку в эти годы я не наблюдателем был, а участником, за что нас с товарищем и выгнали с железной дороги, о чем я говорил ранее.

 

Наша справка

Материал печатается впервые – как совместный проект газеты и музея истории города Новокуйбышевска. Воспоминания публикуются с разрешения Александра Ивановича Порунова, родственника автора – его внучатого племянника.

Вы можете пролистать до конца и оставить комментарий. Уведомления сейчас отключены.

Написать комментарий


− 1 = четыре

hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online parajumpers pas cher parajumpers pas cher tn pas cher nike tn pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher hogan outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose saldi golden goose saldi louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher