Клятву сдержал

18-1

Вот уже 50 лет замечательный врач помогает людям

 

Наталья Красавина

Волнующая встреча

В нынешнем году старейший врач города Александр Кумарин отметил две важные даты: 12 февраля собственный 75-летний юбилей, а 20 июня – 50-летие со дня окончания Куйбышевского медицинского института, которое ознаменовалось встречей выпускников.

- В течение полувека мы старались встречаться каждые пять лет, – рассказывает он. – Но именно нынешняя встреча прошла с налетом грусти – все мы, как оказалось, заметно постарели, а 84 человека (всего выпуск насчитывал 500 молодых врачей) ушли в мир иной. Собралось нас немногим более 100.

Конечно, слететься на юбилейную встречу в «альма-матер», где прошли лучшие молодые годы, где их поколение получало благороднейшую профессию, стремились многие, и Александр Яковлевич с удовольствием отмечает, что коллеги прибыли не только из близлежащих Ульяновска, Сызрани, Тольятти, других поволжских городов, но и из Москвы, Марий Эл, а «две девочки» даже прилетели с Дальнего Востока. С радостью общались, смотрели слайды, слушали «отчеты» коллег, а затем на фуршете пели песни своей молодости.

- Нет уже ни тех аудиторий, ни тех преподавателей, что учили нас; все изменилось, – говорит собеседник. – Конечно, за нынешних студентов можно только порадоваться: у них и материальная база покрепче, и бытовые условия покомфортнее. Ректор с гордостью рассказывал нашему выпуску, каких успехов в образовательном процессе, в приобретении оборудования добился сегодня медуниверситет. Это всех нас очень порадовало. Вопрос в другом – станут ли нынешние студенты настоящими врачами? Наше поколение  училось вдумчиво, мы могли не спать ночами, штудируя учебники или подрабатывая дежурствами, не боялись никакой работы – потому многие из нас и добились блестящих результатов. Среди нашего выпуска – главврачи и ведущие доктора клиник, преподаватели, заведующие кафедрами, проректоры медицинских вузов. И просто рядовые врачи, до сих пор принимающие больных или стоящие у операционного стола. Но это врачи с большой буквы.

Нашего земляка рядовым врачом никак не назовешь, просто полвека назад он выбрал для себя практическую медицину и с тех пор ни разу ей не изменил: «Коллеги часто говорили: «Садись за диссертацию!», но времени для научных изысканий, так, увы, и не нашлось».

В 1964 году, окончив мединститут, Александр Яковлевич по распределению отправился в Чувашскую АССР, в село Ишлей, где начал работать хирургом в участковой больнице.

- Еще на третьем-четвертом курсах меня увлекла хирургия, – вспоминает он. – Ассистировал при операциях, сам немного оперировал. Так что ехал я в село подготовленным. Хотя на первых порах пришлось тяжело. Больница оказалась типа земской – одноэтажная, с большими помещениями. Множество больных с самыми различными патологиями – от аппендицита до черепно-мозговых травм, экстренные случаи, когда решение нужно принимать в считанные секунды: все это за пять лет принесло мне как врачу большой опыт. И уверенность в том, что в выборе профессии я не ошибся.

Открыли травмпункт

В Ишлее Александр Яковлевич женился, родился сын Игорь. Может быть, семья и осела бы в Чувашии, но начальство ни в какую не соглашалось послать молодого доктора на стажировку. Между тем его интересовала нейрохирургия. И хотелось просто расти. Поэтому в 1969 году Кумарины покинули Чувашию и приехали в Новокуйбышевск, где глава семьи стал работать врачом-травматологом в медсанчасти нефтеперерабатывающего завода.

- Конечно, специальности хирурга и травматолога значительно отличаются друг от друга, поэтому завотделением Николай Федосеевич Давыдкин добился для меня места в клинической ординатуре при Казанском научно-исследовательском институте. И там уже я действительно по-настоящему осваивал травматологию, – вспоминает Кумарин. – Во-первых, было много больных, которых мы вели самостоятельно, во-вторых – постоянные дежурства, в третьих – ежедневные клинические конференции, на которых мы докладывали профессорам и доцентам о проделанной работе. Препарируя все сложные случаи, отвечая на каверзные вопросы старших коллег, мы учились думать, взвешивать, анализировать. Кстати, профессура из Казани приезжала к своим питомцам каждый год, осуществляя кураторство. Например, с меня в каждый свой приезд требовал «отчета» профессор Фаузей Садриевич Юсупов. Это заставляло работать еще лучше, не давало расслабляться.

В 1975 году Александр Яковлевич был назначен заведующим отделением травматологии, которое он возглавлял 31 год. Также длительное время он исполнял обязанности главного травматолога города.

На своем посту он немало сделал для развития службы – так, вместе с главврачом МСЧ Людмилой Дорониной и хирургом Николаем Раковым ему удалось добиться открытия в Новокуйбышевске травмпункта (по приказу Минздрава такие пункты полагались лишь городам с 200-тысячным населением). При содействии Александра Яковлевича отделение приобретало необходимое оборудование и аппаратуру. Внедрялись современные методики лечения травм, поскольку он старался не пропускать конференций травматологов, бывал в командировках в крупных клиниках Москвы, Петербурга, Харькова, Кургана. Одно из его достижений – внедрение дерматомной пластики, которую используют при ожогах, сильных повреждениях кожи и остеосинтезе. Также на его счету несколько внедренных изобретений, с помощью которых легче стало лечить перелом ключицы.

Вечные ценности

- Мы долгое время были оторваны от зарубежных методик, поэтому еще до недавнего времени и остеосинтез, и эндопротезирование находились в зачаточном состоянии, – сетует собеседник. – Черепно-мозговые травмы оперировали «вслепую», поскольку не имели компьютерного томографа. Только в 2005-м мы его получили, и то благодаря вмешательству тогдашнего мэра Москвы Юрия Лужкова! А случилось вот что: один из его сотрудников, будучи в командировке в наших краях, попал в аварию и его срочно привезли к нам. При черепно-мозговых травмах состояние больного утяжеляется (вплоть до летальных исходов) появлением гематом, которые без КТ можно обнаружить только при их увеличении. Валерий Васильевич Цымбалюк – теперешний завотделением, рискнул прооперировать пострадавшего, не дожидаясь появления клинических признаков гематомы. Спас больному жизнь и, получается, поспособствовал приобретению для больницы томографа…

Кстати, всех ведущих врачей-травматологов НЦГБ можно смело назвать учениками Александра Кумарина: Валерия Цымбалюка, Анатолия Матвеева, Юрия Пьяных. Неважно, что «коньком» самого Александра Яковлевича всегда являлось консервативное лечение – вытяжение, фиксация, репозиция, терапевтические  и функциональные методы. Главное, что он сумел передать своим более молодым коллегам самоотверженность, преданность профессии, желание и умение учиться.

- Профессия травматолога стоит в первом ряду врачебных специальностей, поскольку именно травмы после онкологии и сердечно-сосудистых заболеваний уносят больше всего жизней и делают нетрудоспособными огромное количество людей. А в городе, где постоянно случаются техногенные аварии на производствах, наша специальность приобретает особое значение, – убежден доктор.

80-е годы, на которые пришлось его становление в профессии, собеседник вспоминает с особой благодарностью и некоторой ностальгией:

- Это было время, когда пусть чего-то не хватало в плане оборудования и медикаментов, но отношение общества к врачам было уважительным. Профессия считалась престижной, врачей обеспечивали жильем, посылали на конференции, всячески поддерживали.

И в самой среде докторов ощущалось братство. Сегодня государство считает, что больницы сами должны зарабатывать деньги. Но возьмем травматологию: замена сустава стоит десятки, если не сотни тысяч рублей. Многим ли такое лечение окажется по карману? А врач должен врачевать, ставить пациентов на ноги, невзирая на дорогостоящие штифты и протезы.

Семь лет назад он ушел с должности заведующего отделением, уступив место Валерию Цымбалюку. Но по-прежнему Александр Яковлевич лечит, принимает участие в консилиумах, интересуется новейшими достижениями медицины и перенимает их на вооружение, всеми силами способствуя развитию родного отделения и родной больницы.

- Меня всегда вели по жизни любовь к профессии и клятва Гиппократа, которую я давал полвека назад. Ни первое, ни второе не устарели, ведь это вечные ценности.

Резюме

Семейное положение: женат, имеет сына и двух внуков.

Увлечения: радиолюбительство, путешествия, охота.

Круг чтения: западноевропейская классика.

Музыкальные пристрастия: авторская песня.

Бывает, охота проходит без выстрелов

- У меня в жизни было множество увлечений, – говорит Александр Кумарин. – Но к одному я пристрастился всерьез и надолго – к охоте. Видимо, живет в нас первобытное чувство азарта, когда все подчинено желанию выследить и настичь дичь. Правда, есть в увлечении охотой и другая сторона: это общение с друзьями и природой, которая и лечит, и дает отдохновение: закаты, запах трав, шорох дождя… А когда мы варим мулян – похлебку из дичи (а если ее нет, то кладем туда все, что найдется: рыбу, колбасу) и садимся вокруг костра, разговорам нет конца. Иногда мы даже ружья не расчехляем и обходимся без трофеев…

Вы можете пролистать до конца и оставить комментарий. Уведомления сейчас отключены.

Написать комментарий


+ 5 = двенадать

hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online hogan outlet online parajumpers pas cher parajumpers pas cher tn pas cher nike tn pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher hogan outlet golden goose outlet golden goose outlet golden goose saldi golden goose saldi louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher louboutin pas cher